А я хочу играть!

В медитации пришло, что я до сих пор виню себя в смерти бабушки: «Прости меня, бабушка, что я не уберегла тебя!» (мне было тогда 2,5 года).

— Как же так получилось?! Где я была, чем занималась? Если бы я заметила, что тебе стало плохо, я бы тебе помогла, дала бы тебе таблеточку — и все прошло бы, и ты опять была бы со мной, помогала мне, защищала меня, играла со мной, кормила меня. Бабушка, где ты?! Мне больно, я не хочу чувствовать эту боль, и я притворяюсь, что ничего не произошло — я просто сплю, когда проснусь, будет все как прежде: бабушка уже хлопочет у плиты, мне не о чем беспокоиться, обо мне позаботятся, меня не оставят одну, грязной, голодной. Бабушка для меня все сделает — и я буду счастлива и беззаботна, могу играть и ни о чем не думать.
— А если бабушки не будет?
— Я буду плакать, я ничего сама не умею, моя жизнь будет ужасной, как будто у взрослой. А я хочу играть! А не нянчиться! И не хочу убирать игрушки! Ничего не хочу делать! Только сидеть у бабушки на ручках и играть!

Рычу и плачу,  увидела кромешную тьму, даже черноту — видно, спускаюсь глубже в свои подвалы, наполненные тяжелыми воспоминаниями. Плакала. Читать далее →

Реклама