Каждый несет свой крест сам!

В йоге пришло: каждый должен нести свой крест, и должен это делать сам, а не сваливать на другого! Распятие — это принятие на себя чужих страданий, освобождение других от страданий через самопожертвование!

— Я занимаюсь самопожертвованием? — заплакала… Но как я это делаю?! Я не понимаю! Не вижу ничего особенного в своих действиях!

— Потому что ты только этим и занимаешься! Совершенно не думаешь о себе! Все время — о других! — разревелась… И это вредит тебе!

— Но как же иначе? Меня будут обвинять, что я не помогла справиться с бедой!

— Это не беда, а душевная леность! С ней должен справиться сам человек, ты здесь не помощник!

— А если меня обвинят? Мне будет стыдно! Стыдно, что я оказалась слабой! Не справилась с задачей!

— А какая у меня задача? Помогать другим? Но кто мне дал  такую задачу?

— Мама! — заплакала… опять «Я — старшая! Я за все в ответе!» Читать далее

Реклама

Спасибо тебе, мамочка!

Вышла из медитации, но через какое-то время почувствовала, что идет послание:

— Почему я не хочу вылезать из утробы? Там же темно, и надо сидеть скрюченной, не интересно — делать совершенно нечего!
— Но это же и здорово! Ни о чем не беспокоишься, на всем готовом, никто на тебя не кричит, не обижает! Красота! Ты в безопасности! А там страшно — везде опасность! Только смотри в оба! Все обижают, угрожают, ругают, заставляют! Нет покоя ни днем, ни ночью! Только работай, весь день бегай по полям голодный, как собака! И никто не похвалит! Все на тебе! На твоих плечах! Ты за все отвечаешь! А попробуй заставить всех работать! Никто не хочет работать сам, все ругаются на тебя! А с тебя спрашивают, чтобы все было сделано как надо! Я же не семижильная! Тащить такую ношу! Я хочу отдохнуть и повеселиться! Я же молодая! И хочу жить радостно! А нужно работать на совесть, не покладая  рук! Мне так велели! На меня вся надежда! Иначе все развалится! Все будут сидеть голодными и холодными! И нечем будет кормить детишек! Читать далее

Мама, где ты?!

Вечером, после чтения А. Лоуэна о гневе ребенка на маму за то, что она его оставила, в груди ёкнуло, потекли беззвучные слезы. Увидела картинку, как меня, маленькую крошечку, увозила бабушка, а мама отмахивалась от меня и спешила на работу. Слезы нарастали и по количеству, и по громкости, пока не перешли в рыдания. Я глубоко дышала, сквозь рыдания стали прорываться слова «зачем?» (ты меня родила), пошли гневные непроизвольные движения рук и ног. Пришел муж с работы и сбил меня с этого очистительного процесса. Блок не вышел до конца, легкости не почувствовала. Но эти 20 минут рыданий были для меня шоковым откровением — я всегда жалела маму и все время «тряслась» за нее! Вот те на! Читать далее